a1a0d2b2     

Пильняк Борис - Мать Сыра-Земля



БОР. ПИЛЬНЯК
МАТЬ СЫРА-ЗЕМЛЯ
Посв. А. С. Яковлеву
Крестьянин сельца Кадом Степан Климков пошел в лес у Йвового Ключа
воровать корье, залез на дуб и - сорвался с дерева, повис на сучьях, го-
ловою вниз, зацепился за сук оборками от лаптей; у него от прилива крови
к голове лопнули оба глаза. Ночью полесчик Егор доставил лесокрада в
лесничество, доложил Некульеву, что привел "гражданина самовольного по-
рубщика." Лесничий Некульев приказал отпустить Степана Климкова. Климков
стоял в темноте, руки по швам, босой (оборки перерезал Егор, когда стас-
кивал Климкова с дуба, и лапти свалились по дороге). Климков покойно
сказал:
- Мне бы провожатого, господин товарищ, глаза те вытекли у меня, без
остачи.
Некульев наклонился к мужику, увидал дремучую бороду, - то место, где
были глаза, уже стянулось в две мертвые щелочки, и из ушей и из носа
текла кровь.
Климков, остался ночевать в лесничестве; спать легли в сторожке у Ку-
зи. Кузя, лесник и сказочник, рассказывал сказку про трех попов, про
обедни, про умного мужика Илью Иваныча: про его жену Аннушку и пьяницу
Ванюшу. Ночь была июньская и лунная. Волга под горой безмолствовала.
Ночью приходил старец Игнат из пещеры, за которым бегал пастух Минька, -
старец определил, что глаз Степану Климкову не вернуть - ни молитвой, ни
заговором, - но надо прикладывать подорожник, "чтобы не вытекли мозги."
- -
- - ...Главный герой этого рассказа о лесе и мужиках (кроме лесничего
Антона Ивановича Некульева, кроме кожевенницы Арины-Ирины - Сергеевны
Арсеньевой, кроме лета, оврагов, свистов и посвистов) - главный герой -
волченок, маленький волченок Никита, как назвала его Ирина Сергеевна Ар-
сеньева, эта прекрасная женщина, так нелепо погибшая и мерившая - этим
волченком - погибшим за шкуру - столь многое. Он, этот волченок, был
куплен за несколько копеек в Тетюшах - подлинных, а не в тетюшиных, с
маленькой буквы, на Волге, в Казанской губернии, весной. На пароходной
конторке его продавал мальчишка, его никто не покупал, он лежал в кор-
зинке. И его купила Ирина Сергеевна.
Он только-только научился открывать глаза, его шкурка цветом походила
на черный листовой табак, от него разило псиной, - она взяла его к себе
за пазуху, пригрела у своей груди. Это ей пришло на мысль сравнить цвет
его шерсти с табаком, - он маленький, меньше чем котенок, дурманил ее,
как табак, прекрасной таинственностью. Мальчишка, продавший волченка,
рассказал, что его нашли в лесу на поляне, - мальчишки пошли в лес за
птичьими яйцами и набрели на волчий выводок (волчата были еще слепыми),
пять волченковых братишек умерли от голода, он один остался жив. - Вол-
ченок не мог лакать. Ирина Сергеевна отстала от парохода, достала в Те-
тюшах - по мандату - соску, такую, какими кормят грудных детей, - и кор-
мила волченка из этой соски, - она шептала волченку, когда кормила его:
- Ешь, глупыш мой, - соси, Никита, - рости!
Она научилась часами - матерински - говорить с волченком. Волченок
был дик, он пугался Ирины Сергеевны, он залезал в темные углы, поджимал
под себя пушистый свой хвостишко, - и черные его сторожкие глаза сосре-
доточенным блеском всегда стерегли оттуда, из темноты, каждое движение
рук и глаз Ирины Сергеевны, - и когда глаза их встречались, - глаза вол-
ченка, не мигающие, становились особенно чужими - смотрели с этой треху-
гольной головы двумя умными блестящими пуговицами, - но весь треугольник
головы, состоящий из острой пасти и черных тоже острых ушей, - был глуп,
никак не с



Назад