a1a0d2b2     

Платонов Андрей - На Могилах Русских Солдат



Андрей Платонов
НА МОГИЛАХ РУССКИХ СОЛДАТ
Путь человека может быть сужен колючей проволокой и сокращен
поперечными препятствиями -- камерами допросов и пыток, карцером и могилой.
Именно этой узкой дорогой, огражденной дебрями колючей проволоки, и
мимо подземного карцера мы проходили вослед замученным, вослед умершим
советским солдатам и офицерам.
Это место находится недалеко от Минска, у деревни Глинище, возле
железной дороги Минск-Молодечно. Здесь недавно был лагерь советских
военнопленных; у немцев он назывался шта-лагерь № 352.
Немцы щедры на смерть. Их наука, в которой они сделали серьезные
успехи, заключается в познании того, что не надо, что губительно для жизни
человека, и немцы пристально, пристрастно наблюдают все явления природы,
которые могут быть использованы для уничтожения враждебной им жизни, и
фашисты использовали их на практике. Так, в том шта-лагере № 352, который
мы посетили, до сих пор местность заражена блохами. Теперь, сравнительно,
блох осталось ничтожное количество, но прежде, когда здесь обитали свой
короткий предсмертный срок советские военнопленные, в лагере существовали
миллиарды блох. Давно известна казнь посредством муравьев, известна также
пытка повторяющейся долбящей каплей воды. В дополнение к этому знанию
фашисты открыли, что достаточное, великое множество блох может измучить
тело человека до того, что он расчешет его до костей, что он дойдет до
безумия, что он обессилеет и падет в тщетной борьбе с мелким, но
неисчислимым гадом, блохой.
С немецкой точки зрения, блоха, как и вошь, хороша тем, что она
умножает среди обреченных некоторые заразные болезни и в этом смысле
действует как одна пуля на сотню людей, умерщвляя их всех и тем экономя
металлические боеприпасы. Немцы это учли в шта-лагере № 352, но они учли
также и то неудобство, что блоха не понимает разницы меж русским и немцем и
тот административный немец, который сам жил в лагере, вынужден был
ограждать себя от блох дополнительными мероприятиями, что вызвало расходы и
хлопоты, поэтому работа блох не являлась совершенной. Такое обстоятельство,
возможно, озадачило немецкую мысль и поставило новую проблему перед их
главной наукой -- наукой о массовом, быстром, экономном и бесследном
истреблении человечества. Эта проблема заключается в изобретении блохи, не
вкушающей немца.
В комбинате лагерей вокруг Минска -- хутор Петрошкевичи, урочище
Уручье, урочище Дрозды, деревня Тростенец, урочище Шашковка, деревня Малый
Тростенец, Тучинка и других -- фашисты применяли всю, так сказать,
композицию средств истребления, от голода до газа и огня, всю свою
"промышленность" для производства массовой смерти советского народа. И
более того, они ввели здесь утилизацию золы и пепла от сожженных трупов для
удобрения почвы в подсобном хозяйстве, продукты с которого шли на улучшение
стола немецкой полиции (урочище Шашковка, что в полкилометре от деревни
Тростенец). Мы уже знаем, что в Майданеке немцы собирались применять или
применяли водогрейки-кубы с круглосуточной горячей водой для палаческих
команд; эти водогрейни устанавливались на кремационных печах и обогревались
отходящими газами печей, улучшая термический коэффициент использования
тепловых установок. Здесь, в Шашковке, немцы открыли, пожалуй, наиболее
совершенный способ бесследного уничтожения людей; они нашли последнее звено
или заключительный процесс безостановочной обработки трупов. Это последнее
звено им дала "агрохимия". То количество несгораемого праха, кото



Назад