a1a0d2b2     

Плеханов Андрей - День Дьявола



sf_fantasy Андрей Плеханов День Дьявола День Дьявола начинался вполне обычно. Однако для многих он оказался последним.

Спасая из лап бандитов девушку, которую случайно увидел на улице, Мигель Гомес не подозревал, что этот случай станет первым в цепи событий, приводящих к страшной катастрофе и гибели множества людей. Прорыв сил Тьмы произошел в Испании, где после долгой спячки проснулся горный демон. Злобному чудовищу противостоит маленький отряд Света во главе с Земным Бессмертным Демидом Коробовым и испанцем русского происхождения Мигелем Гомесом.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-07-24 OCR Fenzin 4A9D0B77-FB4E-44D4-ADDC-4116B8BCA11D 1.0
Плеханов А. День Дьявола Центрполиграф М. 2002 5-227-01777-8 Андрей ПЛЕХАНОВ
ДЕНЬ ДЬЯВОЛА
Посвящается Эмилио Гарсия,
лучшему из представителей
касты Consagrados в Испании.
Автор предупреждает, что по просьбе главного действующего лица им были изменены все имена, фамилии и национальность действующих лиц, время действия, а также названия всех упомянутых городов. Нежелательно также считать, что Парк Чудес — небезызвестный Порт-Авентура. Это совершенно другой Парк, хотя в целом и аналогичный Порт-Авентуре.
В остальном же описываемые события основаны на действительных фактах, имевших место в реальности.
В одной из реальностей…
INTRODUCTION
1
Я— полукровка. Знаете, что это такое? Это когда никто не считает тебя своим. В России я был испанцем. «Испанец-иностранец, антониво-гондониво!» Так дразнил меня один мальчишка из нашего класса, проходу мне не давал. Сам он, кстати, был татарином, зато чистокровным.

И стоило мне вякнуть «сам нерусский», как он со своими приятелями ждал меня после занятий у школы, чтобы в честном бою показать, кто здесь хозяин. Честный бой — пятеро, против одного… Я вечно ходил с расквашенным носом. Но зато и сейчас могу подраться с пятерыми.

Хотите попробовать? Рискните…
Я страшно хотел быть русским тогда. Чистым русским. А почему бы и нет? Мама моя — русская.

Зато папаша был испанцем — гипотетическим. Его и других таких, как он, увезли из Испании еще детьми, в тридцатых годах. Выдернули из горящей Испании, из-под носа у наступающих франкистов.

Эвакуировали в СССР — оплот мира и прогресса. Спасли.
Тогда их на руках носили — этих маленьких чернявых детишек, родителями которых были погибшие антифашисты. Романтика, черт возьми… Долорес Ибарурри — пламенный лидер пламенной революции. Camaradas!

No pasaran! [1] Из испанских детей собирались вырастить образцовых строителей коммунизма, доказать преимущества советской системы воспитания. Возились с ними недолго, началась Великая Отечественная война.

И мало уже кто вспоминал об этих кучерявых голодранцах — самим бы выжить. Разлетелись они по детдомам, по рабочим школам. Какие уж там испанцы? Жили как все. Стали Педры Петьками, Хорхе Жорками, Эухеньо — Женьками.

Луисов, за неимением аналогов, окрестили почему-то Володьками — для порядку.
Папаня мой, Хуан, стал Ванькой. И слава богу. Уж больно имя неприличное для русского уха — Хуан.

А фамилия осталась. Из-за нее, наверное, и все беды мои были. Ну как, скажите, можно жить в России приличному мужику с такой фамилией — Гомес?
Гомес. Гомик. Maricon [2].
Итак, позвольте представиться: Михаил Иванович Гомес. Так звали меня в России.
А здесь, в Испании, я — русский. Хоть и зовут меня уже Мигель, на испанский манер. Gomez здесь — фамилия вполне приличная, распространенная.

А если кто скажет, что я — maricon, тут же схлопочет по морде. Пусть я даже загремлю за это в полицию. Здесь, кстати, в



Назад